Рассказы про ежей

 
 
 
   
   
   
   
 
   
   
   
   
   
   
   

             Маленькие рассказы про ежей появились уже давным давно, их существует великое множество.  Но ко мне в гости нет-нет да и зайдут  два добрых-предобрых, забавных и таких хороших ёжика. Моих знакомых ёжиков зовут, в общем-то, совсем просто: одного, который постарше, Большой, другого, который помладше — Маленький. Рассказы про ежей, про Большого и Маленького,  в основном добрые, почти что сказки,  в них ежи  то ждут чуда, то сами творят чудеса, одним словом — читайте сами :)         

Одна ночь из жизни ёжиков (чистой воды хулиганство)

           Сидели как-то двое ежей на завалинке своего уютного дома в ничем не примечательную тёплую летнюю ночь и потягивали молоко каждый из своего блюдечка:  Большой -  из большого, Маленький — из маленького. И  по давно прижившейся привычке смотрели на звезды… Одна ночь из жизни ёжиков

Ещё одна ночь из жизни ёжиков.

           Снег совсем тихонечко поскрипывал, когда Она подходила к Большому в своих крошечных сапожках, оставляя столь же крошечные следы.  Ах, сколько было радости, когда Она протянула именно ему в подарок бережно зажатый в замерзших ладошках большой, белый гриб. Потом Большой вспомнил его. Ну конечно, почему только он сразу не узнал. Пузатый-пузатый с небольшой шляпкой – они же вместе его отыскали на солнечной полянке, и все грибы в тот день он отдал, конечно же Ей… И вот теперь самый красивый из них в самых нежных и замечательных лапках посреди зимы в Рождество напоминает о грибной поре. Ещё одна ночь из жизни ёжиков

Ежи — подарок Петровичу (хулиганство)

            А через пару минут они насвистывали свои любимые «Подмосковные вечера». Большой по-прежнему жевал травинку да потирал отдавленные лапки друг о дружку, Маленький жевал с таким трудом найденные семечки, и оба с нескрываемым удовольствием смотрели на Петровича, что стоял посреди грядок с открытым ртом и не мог понять – куда же подевалась целая орда полосатых… Ежи — подарок Петровичу

Ежи — Когда придет Пегас (мелкое хулиганство)

           Это НЛО! — самостоятельно, без подсказок, догадался Маленький, легонько шлепнув себя ладошкой по лбу… Да ну?.. – лукаво улыбнулся Большой, шутливо приложив ладошку к тому же самому лбу. Пшшш – зашумел пар, поднимающийся с асфальтовой дорожки… Большой, это НЛО! Читал? – оно может транс-фор-миру-ваться !  Ежи — Когда придет Пегас

Ежи — Самое большое, самое желтое.

           А все таки молодцы, молодцы они у меня, не удержавшись вслух прогворил Петрович, глядя поверх аккуратно пристроившихся на веревочке занавесок. С такими ежами любая напасть не страшна – мысленно улыбнулся он...  Ежи — Самое большое, самое желтое.

Два ежика и желтая божья коровка...

           Чего-то хрустнуло — подумал Маленький вслух... Радукулиииит — запищал Большой, в ужасе представляя, как проведет несколько дней на печке рядом с Петровичем, не имея ни полшанса пробежаться утром по росе, по грядочке со свеклой, хрумкая свежесорванным хвостиком, а потом пробежаться в обратном направлении, стремительно удаляясь от стремительно приблежающегося Петровича  Два ежика и желтая божья коровка...

У ежей несомненно заканчивалось лето...

           Ну, вот и тушенка в банке закончилась окончательно — подумал маленький ежик, старательно обшаривая полагающимся ему маленьким носиком по-прежнему заманчиво пахнущие края консервной банки. Большой, наверно, съел вчера, подумал он, глядя на большого ежа, сидевшего совсем неподалеку, грустно опустившего мордочку на кулачок. В одной лапке Большого была не пойми откуда взявшаяся в эту осеннюю пору ромашка.  У ежей несомненно заканчивалось лето...

Послание в бутылке

            Маленький что-то увлеченно доказывал, цитировал Шлимана, крутил головку побелевшего одуванчика с выщипанными на нём воображаемыми океанами, страстно доказывал что-то, притоптывал лапкой, словно это был вопрос жизни и смерти. А Большой вспоминал и вспоминал себя в юности и мордочку его озаряла такая светлая улыбка, что бывает лишь тогда, когда прочь уходят все тревоги и заботы. Послание в бутылке

Как ежи и лисёнок в трёх соснах нашлись

            Маленький что-то увлеченно доказывал, цитировал Шлимана, крутил головку побелевшего одуванчика с выщипанными на нём воображаемыми океанами, страстно доказывал что-то, притоптывал лапкой, словно это был вопрос жизни и смерти. А Большой вспоминал и вспоминал себя в юности и мордочку его озаряла такая светлая улыбка, что бывает лишь тогда, когда прочь уходят все тревоги и заботы. Как ежи и лисёнок в трёх соснах нашлись

Как ежи Комету ждали

             В Москве полдень — отчиталось уставшее за вчера радио. "Эх, жалко, Комета рассыпалась", — загрустил Петрович, — "давно я их не видел", — хотел ежам показать. Ежи проснувшись, радостно замахали лопатами и побежали к Петровичу обниматься в честь всеобщего спасения. "Эх, ласковые вы мои", — подумал Петрович, — "да ну её, Комету. Всё-таки ежи у меня замечательные!". Как ежи Комету ждали

           Вот такие они, ежиные истории :)

Рассказы про Лисёнка

О том, как Лисёнок свой родной лес любил

             О Лисятах много написано, мол, лисы хитрые, изворотливые, фермерам жить мешают, кур изводят, а пользы-то от Лисёнка и вовсе никакой. Бывает, пишут и что-то хорошее. Вот, например, оказывается что лисы очень хорошие родители, как папы так и мамы. Папы обязательно участвуют в воспитании малышей. И если так случится в дикой природе, сезон охоты, да мало ли ещё что... и папа не вернулся, его место займёт другой лис, и маленький Лисёнок никогда не останется без родителей. Но Лисята же неугомонные — им всегда куда-то надо, бывает и в лесу немножко заплутают, так и появился маленький рассказ "о том, как Лисёнок свой родной лес любил".

Солнечный Лисёнок

             Уже знакомый нам Лисёнок немного подрос, добрался до морского побережья, приобрёл много новых друзей и очень-очень хотелось ему подружиться с Солнышком. О том, как Лисёнок искал место, где пробуждается ото сна Солнышко и есть небольшой рассказ —   "Солнечный Лисёнок".

Миниатюры

             Маленькие рассказы о... Впрочем... почитайте сами...

"Новый день наступил".

             Солнце ещё не успело коснуться земли своими робкими рассветными лучиками, что тянулись, изо всех сил пробиваясь через кромку горизонта, чтобы обогреть всё живое, а речка уже почувствовала приближение рассвета. Встрепенулась, зашуршала о чём-то под корнями старого дерева, чуть-чуть быстрее понесла свои воды вниз по руслу — будто потянулась спросонья.

"Однажды в августе".

             До чего же удивительны эти небесно-голубые, сложенные вместе ладошки цикория… Уж и приглашает он легким кивком  бутонов к осени, задумчиво наклонив головку, слушает удаляющиеся шаги лета, но… Заплачет он, прижмется поближе к бурьяну, вспомнит нечаянно стылые ночи и – лежит по всей округе белым снегом его печаль… Не заплачет — улыбнется, вдохнет свежего воздуха, что несут куда-то прочь с озера августовские ветра – и будет самый чудесный месяц, что, повстречавшись с сентябрем в  туманном рассвете, закончится бабьим летом, не даст упасть ни одному листу, что шуршал у нас над головами…

"К...".

             Маленький, зеленый… Он сидел на подоконнике открытого окна, прислонившись к деревянной раме… Кажется, в этот вечер ему тоже было одиноко в огромном и почему-то праздничном городе…

"Счастливая улыбка вчерашнего дня".

             Вот и спряталось солнце за новыми высокими домами, приобняв улочку теплом золотистых лучей. Попрощалось ласково с городом, обещая непременно вернуться вновь. Тени, чувствуя пусть короткую, но все-таки разлуку, тянулись все дальше и дальше, словно поглаживая улицы, переулки, скверы да веранды садика, где утром и вечером не стихает детский гомон.

"Однажды, на излёте лета...".

             Однажды, на излёте лета, в самую золотую и зрелую пору августа, когда дни уже не такие жаркие, но по-прежнему тёплые, когда ночи ещё не холодные, но всё же окошки в домах навевают мысли об уюте и тепле, однажды... Однажды ещё не в сентябре, но уже почти и не в августе, словно на холсте, сотканном из последнего и от того очень дорогого тепла, лето нарисовало трогательный, звенящий, малиново-оранжевый закат.