Одна ночь из жизни ёжиков — рассказы про ежей.

 
 
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
Главная / Рассказы про ежей / Одна ночь из жизни ёжиков (чистой воды хулиганство).

 

Одна ночь из жизни ёжиков (чистой воды хулиганство).

 

 

             Сидели как-то двое ежей на завалинке своего уютного дома в ничем не примечательную теплую летнюю ночь и потягивали молоко каждый из своего блюдечка:  Большой -  из большого, Маленький — из маленького. И  по давно прижившейся привычке смотрели на звезды… Да… — протянул Большой – а ведь мог бы и забыть… Чего забыть? – встрепенулся Маленький и по детски неотрывно смотрел Большому прямо в рот, надеясь не упустить ни одного словечка… Как, разве я не сказал? — удивился Большой и еще немножечко отпил из блюдца… Тут с соседних дач приходили днем эти… забыл… Новые! Те, что за трехметровым забором… Ну! — нетерпеливо фыркнул Маленький, предвкушая на этот раз что-то действительно интересное,  даже забыв украдкой  причмокнуть молочка из блюдца Большого – нет, не из вредности -  просто так уж сложилось… Говорят, им что-то другое вечером наливают,  не молоко вовсе – задумался Большой. Они молоко-то только в крайних случаях пьют.  Эх, а нас Петрович уже который год молоком поит – проговорил Маленький с оттенком легкой досады на остренькой ежиной мордочке.  А чем, чем их поят на ночь? Не знаю… Новые называли это пивом. У них как в Европе: для всех одна еда – пиво. Слушай, а может заглянем к ним – с надеждой затораторил Маленький, они меня еще на прошлой неделе звали… Меня тоже звали – проговорил Большой… Даже сказали как пройти, но я позабыл, как подумал, что Петрович нас меньше любит, чем их Колян, так и расстроился… А теперь как к ним пройдешь… Вверх – три метра забор, вниз – три этажа хата — усомнился Большой. Не беда, на прошлой неделе Васька полдоски отгрыз от забора, когда с говяжьей костью удирал – так теперь все знают, где бесплатный вход – радостно выпалил Маленький, временно позабыв, что кроме него этого никто не видел. Что делать ежам ночью?.. – рассудительно подумал Большой вслух, и две тени – одна побольше, другая поменьше отправились смотреть как живут Новые…
            Новые жили неплохо – так решили оба ежа, когда увидели приятную лужайку, причудливые дорожки, но очень расстроились… когда не смогли отыскать компостной ямы… Ну что делать обычным ежам в таком жилище… спать под крыльцом? Так и то кирпичное, пока кирпичи отковыряешь… Нет, красивее — не значит лучше… Думали ежи и смотрели на дачу, с чувством гордости оттого, будто побывали в музее или почти что в городе и еще больше полюбили свой домик и своего Петровича…
            Возле каменной беседки в мисочке было налито ОНО. Точно, ОНО  – подумал Маленький и пошел первым, принюхиваясь… Через пару минут ежи дружно сопели и потягивали пиво. На этот раз уже из одного блюдечка, иногда их носы задевали друг друга, но ежи этого почти не замечали.  Эх, и все таки Петрович нас не любит – рассуждал Маленький, лежа рядом с Большим посреди дорожки и глядя в небо по все той же приставучей привычке. Смотри – у них еще и остается… А у нас тобой – ровно на два носа… Неожиданно почесав последний, Маленький чихнул -  Большому что-то показалось и оба нехотя скатились с дорожки, вытягивая из канавки для дождевой воды носы и озираясь, словно находились на поле боя и это был самый настоящий окоп. Все – говори только шепотом – сказал Большой – как тогда, когда мы таскали только что выкопанную с грядок морковку… Прошло еще минут десять — подумали ежи, принимая лунные ванны все в том же укрытии около получаса… Слушай – разошелся Маленький – а давай кто больше сможет выпить? – предложил он Большому, запеленговав еще одну полную миску у другого края беседки после  длительного зондирования горизонта, который теперь в силу их оборонительного укрытия стал несколько выше… Эх, была, не была – махнул лапой Большой, подкрутил кулачками иголочки на щеках – и оба направились к другому краю беседки с чувством легкой обиды… Ежи ползли и им казалось, что чем больше они ползут, тем дальше от них становится беседка, проводить постоянную корректировку курса в условиях ночной видимости дело нелегкое и оттого еще более обидное … Давай передохнем – предложил Большой… Давай – согласился Маленький, почувствовав, что он тоже не на шутку притомился, как если бы перетащил пол компостной ямы к себе под баню за один присест. Да и четкость наведения на миску как  будто немного уменьшилась – решили переждать  непредвиденные помехи и при достижении нормальных условий сделать последний марш бросок…   Петрович как-то говорил будто Земля крутится — неожиданно вспомнил Большой… Чушь – не поверил Маленький неотрывно глядя на миску, словно мысленно проделывая к ней путь и заранее преодолевая возможные препятствия, как будто это было самое настоящее боевое задание… Так может мы ползем, а она отодвигается, мы ползем, а она отодвигается – пробормотал Большой как можно быстрее, словно боясь потерять эту мудрую мыль, сам удивляясь легкости и неожиданности ее появления.. Тогда… задумался Маленький – давай прибавим шагу – и перегоним предложил он… И ежи ускорились, описывая очередной виток спирали вокруг миски, все больше и больше к ней приближаясь… Система самонаведения не сработала – вспомнил Большой одну из часто употребляемых Петровичем фраз. Но тогда Петрович еще не рассказывал им про Относительность, считая, что ежам это не пригодится, во всяком случае в  условиях Земли, но кто же знал…
            Ежи, добравшись до второй миски, двумя клубочками сидели подле нее, передними лапками придерживали ее за края, потому что та в самый неподходящий момент предательски намеревалась выскользнуть или словно вышедший из под контроля неопознанный и оттого еще более нахальный летательный аппарат, неожиданно для всех взмывала  прямо в воздух, просвистев возле самых ежиных носов…  А вот и гости – подумали Новые,  проходя мимо беседки… Но спать носами в миске – это уж слишком… Ежики еще не знавшие о телепатии, но антеннками всех своих колючек улавливали надвигающуюся грозу… и даже отсутствие атмосферных фронтов над головой не смогло поколебать уверенность, что удирать и в этот раз придется огородами… О том, что дезориентированы в пространстве полностью, они догадались в самый последний момент, когда оказалось, что огороды тут кругом. Мелькнувшая мысль о том, что много — не значит хорошо, уже не могла стать спасительным призывом к бегству… Ежи решили занимать позицию для глухой обороны, если бы враг, не устав ждать их передислокации, не удалился раньше в неизвестном направлении… Посовещавшись опять же недолго по своему относительному времени, ежи отложили преследование до завтра, а там уже в условиях прямой видимости на ближайшие несколько метров они уж разберутся с тем, кто посмел их потревожить… Ведь они ничего не воровали — просто зашли в гости – и вовсе не за чем было их тревожить…
            Ежи лежали на спине, размышляя о том, что если бы  шубки надеть наизнанку, они могли бы проходя по улице гордо объяснять всем деревенским, что они тоже йоги… Но пока… они были йогами только наизнанку, чем в принципе мало кто мог гордиться – и это несказанно утешало обоих. Но ты в меньшей степени йог наизнанку – пробормотал Большой, скосив один глаз на Маленького, второй  держа в резерве, т. е . закрытым… Почему это? Устало и без надежды в голосе спросил Маленький, поудобнее расправляя колючки. Площадь твоей колючей поверхности меньше – начал свою умную и длинную речь Большой и …внезапно потерял нить логического рассуждения. Пожалев об этом, вспомнил о премии Нобеля и принялся думать про себя, могли бы его выдвинуть на соискание за это открытие, но, пролежав еще недолго, через полчаса, он пришел к выводу, что в масштабах их двора, его гениальность трудно кому либо оспаривать. Утешившись новым выводом, который полностью соответствовал всем правилам логического вывода, что придумал еще сам Аристотель, Большой перестал расстраиваться.   Еще через пару минут на его мордочке заиграла довольная улыбка, и он, пофыркивая от удовольствия, снова поглядел в небо все по той же самой привычке. Маленький глядел туда же … тоже чему-то смутно улыбаясь… и по стечению обстоятельств также, видимо, о чем-то мечтал. А мне нобелевскую дадут?... внезапно помыслил он вслух. За что это? — удивился Большой, подозревая что открывает телепатическую связь, в глубине души лелея надежду на новый патент. Звезды – это мельчайшие частицы межгалактического вещества, которые хаотически движутся, а сталкиваясь разлетаются в противоположные стороны – сформулировал Маленький, в душе гордясь тем, что на этот раз Большому нечего будет сказать в противовес… Потом ежи поняли, что ориентироваться по таким звездам уже нельзя, ибо если звезды хаотически движутся на территории чужой хаты, то тут и спорить не о чем, это конечно же происки Новых…  Ежи решили не повторять чей-то пройденный путь и еще через пару часов нашли вторую брешь в заборных излишествах Новых и поспешили удалиться на первой космической скорости, подбирая для нее дольные единицы Си, приводя ее в соответствие со своей собственной. И не найдя таковых вполне подходящих – назвали ее первой ежиной, о чем условились завтра же, т. е. уже сегодня же, написать об этом в академию наук. Только вот в какую… они решат после…
           Наутро ежи проснулись довольно рано, на подступах к своей компостной яме… Большой и Маленький распластавшись лежали на пузе, раскинув лапки в обе стороны, словно сегодня ночью они защищали от набегов врага  родной дом и этот рубеж стал для них последним. Возле каждого носа стояло заботливо пододвинутое блюдечко с молоком. И через пару минут, фырча от удовольствия оба ежа, топоча и придерживая миски лапками, вовсю причмокивая, пили молоко: Большой – из большого блюдечка, маленький – из Маленького…   И словно сквозь сон доносился до них хвастливый говор Новых возле соседнего дома о том, что по выходным Колян балует их текилой…

Комментарии

Ирина, 12.02.2013 14:44

Прелесно.


Добавить комментарий


Ваше имя *

Ваш e-mail адрес (не публикуется) *

Комментарий *


 обновить
Введите цифры с картинки *


Поля, помеченные символом *, обязательны для заполнения!